Previous Entry Share Next Entry
Сага и Одиночество в сети
default_snowing
nika_ru
Итак, наверное, рассказать вам про последние просмотренные фильмы вряд ли получится (учитывая, что последний раз рубрика "Фильм! Фильм! Фильм!" была в эфире летом, это стало невыполнимой задачей), хотя всем рекомендую прекрасных вампиров из Moonlight и A life less ordinary с Юэном МакГрегором и Камерон Диаз.
Но вот с литературой давайте не будем расставаться, в нашем виртуальном эфире сегодня "Сага" Тонино Бенаквисты и "Одиночество в сети" Януша Вишневского. Первое - крайне рекомендуется, второе - крайне не рекомендуется. Добро пожаловать под кат!

Тонино Бенаквиста "Сага". Итальянец, живущий во Франции должен в непременном порядке понравится всем любителям Альмодовара. Это практически и есть Альмодовар, только в литературе. Навороченный бразилосериальский сюжет, нестандартные повороты сюжета, полное отсутствие рамок и волшебный полет фантазии. Четверо бедных сценаристов садятся писать сценарий мыльной оперы, которую никто не посмотрит. Дальше не буду рассказывать, это надо читать. Не скажу, что это самый блестящий литературный стиль, хотя пишет Бенаквиста с чувством юмора и душевно, но содержание стоит того, чтобы дочитать до конца. Постепенно начинаешь находить в повествовании определенную логику и даже пытаешься представить, чем все закончится.

Януш Вишневский "Одиночество в сети". Прежде всего я хотела бы сейчас попросить отойти от экранов и мониторов тех, кому книга понравилась, и просто слабонервных людей. Я буду ругаться.
Итак, обложка книги гласит, что молекулярный биолог понял женщину. Понял - и побежал писать об этом книгу. Нет, те места, которые про биологию, генетику, науку и документальные факты, достаточно забавные. Но какое отношение они имеют к отношениям (простите за тавтологию), которые скоропостижно вспыхнули по аське? Не, я понимаю, мужчины мечтают, чтобы они рассказывали женщинам про генетику по ICQ, а они внимательно ловили каждое слово на экране. Да нет, даже не в этом дело.
Как-то в далеком детстве маленькому Янушу рассказали, что у хороших книжек обязательно плохой конец. Если книжка с хорошим концом, у нее действительно гораздо больше шансов быть названной соплями в сахаре. Но плохой конец в книжке не автоматически приравнивает ее к плеяде бессмертных.
Вишневский понял женщину. Вишневский понял нас, бабоньки, до самого спинного мозга. Когда нам плохо, мы пишем письма в форме диалога двух самых главных органов нашего тела (нет, это сердце и мозг, а не то, что вы подумали). Нет, ну лет в 16, может, действительно так и пишем, но когда бабе тридцатник? Когда мы общаемся по аське, наше общение состоит из разговоров про генетику и сальностей. Виртуальное обсуждение плотских проблем, не сдобренное чувством юмора, превращается в пошлятину. Когда мы мастурбируем, мы хрипим и облизываем пальцы, а проглотив сперму после минета, мы разражаемся получасовой лекцией о том, какая это божественная субстанция и какое счастье ее глотать (не, я не шучу, там правда героиня страницы три рассказывает об этом герою).
Если Вишневский понял женщину, то я категорически отказываюсь быть женщиной, так и запишите в протоколе!
Ну и напоследок: текст, написанный еще в самолете 16 октября, когда книга была прочитана наполовину:

"Одиночество в сети", конечно, женский роман. Не вижу ни одной причины, по которой его мог бы захотеть прочитать мужчина. Качество романа можно измерить в проценте предложений, которые написаны просто так, для объема: чем больше таких предложений, тем качество хуже. В настоящем произведении искусства каждое слово, каждая фраза неслучайны.
Я уже как-то говорила, что никогда не напишу художественную книгу: настоящая жизнь кажется мне чудовищно достойной увековечивания на бумаге. История "Одиночества в сети" сильно проигрывает своей придуманностью, она бы великолепно обошлась без глухонемой Натальи, истории любви монаха и монахини, без других ненужных сцен и персонажей. Впрочем, у книги есть одно неоспоримое достоинство: после нее хочется сесть и писать о виртуальной любви пронзительно. Без соплей, слюней, розовых бантиков, голая пронзительность и тонкое электричество, напряжение такое, что сердце сейчас не выдержит. У всех, кто когда-либо знакомился в сети, есть свои пронзительные истории, которые хочется вставить в текст, вырезать неудачные диалоги, вписать недостающие сцены, нажать на кнопку "Сохранить" и отправить другу. (идея glupoe_mestoАничко). "Одиночество в сети" - это жвачка для женщин, не скажу, что это совсем не литература, ведь есть же еще и Барбара Картленд".

Несколько лет назад я смотрела в Театре.doc пьесу "Norway.Today" не помню какого автора. Тоже о виртуальной любви. До сих пор мурашки по коже.

  • 1
С нетерпением ждяла твой "литературный" пост.
Скажи пожалуйста, а Алессандро Баррико "Шелк" ты читала?

про виртуальные отношения. Наверное тот, у кого их не было - не поймет. Объяснить это невозможно, электирчество и напряжение ведь невозможно передать,п равда?

важнее не что передавать, а как))
если напрягаешься всю книжку, даже в самых неожиданных местах, если напряжение становится самоцелью, со временем хочется перекрыть уже все шлюзы и поты для таких передач)))

порты, порты)))))

Во-во, напрягаешься всю книжку, но совсем не от того, от чего бы хотелось напрягаться :))))
просто от того, что книжка какая-то не такая.

Ну вот если у Вишневского их не было, то зачем он стал писать книжку????

Шелк не читала. И у меня список чтения на ближайшие как минимум полгода забит.

шелк маленький совсем, я его прочитала в электричке, не успев проехать даже половину пути
(не скажу что АЩЩЩЩ, но эту, в отличие от других книг баррикко, я хотя бы смогла прочитать полностью)

АЩЩЩЩЩ - это новое слово-паразит в наших кругах :))))

масио уже интересовалась его этимологией, но я, к сожалению, не в курсе))

Мой вариант - ВАЩЕ ==> АЩЕ ==> АЩЩЩЩЩ!!!

А может, это awwwwwwwwwww, написанное кирилицей???

)))))))))))))
Вера прекрасна)))))))

А я "Одиночество в сети" даже до середины не осилила: не понравилось. Подумала, что уже стара для такой литературы:). Ан, нет: молодежь тоже на моей стороне!:)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account