Вера Соколянская (nika_ru) wrote,
Вера Соколянская
nika_ru

Японские родители.

Мама переслала мне письмо от моего "японского папы", я перечитываю его уже полчаса, по кругу.
Мы познакомились в Китае, его звали Томохиде, ее - Вакото. Они преподавали китайцам японский язык, мои родители, соответственно, русский, но жили мы в одном общежитии. Вернее, сначала мы жили в общежитии для преподавателей, потом нас переселили в какую общагу для рабочих, где из окна можно было наблюдать, как несколько китайцев целый день возят палкой в какой-то батарее, которая вся в какой-то черной ерунде. Не спрашивайте меня о подробностях, мне было 9 лет и мое сознание хранит только монотонный звук: металл о металл, целый день, почти без перерыва. Впрочем, китайская глава моей биографии тут сегодня не при чем. Сегодня я расскажу вам про Томохиде.
С точки зрения моей мамы, Томохиде - это идеальный муж. Она до сих пор с восхищением вспоминает, как однажды ранним утром застала Томохиде на нашей общей кухне: он чинил Вакото зонтик, потому что проснулся, увидел, что на улице дождь, и вспомнил, что у жены поломан зонтик. Томохиде, чинящий жене зонтик поутру, преследовал моего папу в страшных снах, ведь каждый раз, когда маме надо было привести пример образцово-показательного мужа, на горизонте возникал Томохиде.
Мне было 9 лет и Томохиде с Вакото были выше меня. Сейчас, наверное, я показалась бы им каланчой. Они были какие-то трогательные, милые, забавные, именно на них я отрабатывала все новые английские фразы, именно они показали нам с родителями Лапуту и Тотторо, Терминатора 2 и Индиану Джонс (первые два на японском, вторые - на английском).
Через год после того, как мы вернулись из Китая, Томохиде с Вакото приезжали к нам в Магадан. Вряд ли Коза помнит. Томохиде бегал по берегу Охотского моря, собирал морскую капусту и рассказывал нам, какая она полезная. Дома он сварил ее и съел.
Мы редко пишем друг другу письма. Раз в год-два. Мы просто знаем, что где-то там в далекой Японии есть наш родной Томохиде.
Я сижу и перечитываю его письмо уже полчаса. Я думаю, в этом письме больше про Японию, чем во всех книгах Мисимы и Мураками и во всех интервью Акунина. Больше, чем в "Трудностях перевода" и больше, чем в фильмах про самураев.
Я приведу это письмо полностью. Томохиде писал его, конечно же, на японском, но кто-то из его коллег перевел письмо на русский. Можно, конечно, отредактировать текст, но, думаю, это лишнее.

"Извините, что долго не давал о себе знать.
В настоящее время я живу один в Токио.
Осенью 2001 года наш Фонд создал в Токио новый Центр. Этот Центр для того, чтобы вернувшиеся из Китая и Сахалина соотечественники могли получать консультации, заочно заниматься японским языком и т.д. Меня повысили, и в феврале 2002 года направили работать в этот Центр. Даже добираться до работы было тяжело – в один конец 2 часа, туда-обратно уходило 4 часа только на дорогу. И работы было очень много, - каждый день возвращался домой в 12 часов ночи. В месяц дома ночевал дней 10, остальные 20 дней работал, ночуя в Центре. Из-за такой жизни, организм ослаб и начался депрессивный психоз. Из-за этой болезни, отношения с Вакото тоже осложнились, и в феврале 2004 года мы развелись. И после развода депрессия не проходила, в настоящее время также прохожу лечение. В марте этого года по болезни был снят с должности работника Фонда, а с апреля вернулся в прежний Центр в качестве преподавателя японского языка. Рабочий день у меня 6 часов, и зарплата стала наполовину меньше. Сейчас стараюсь как можно скорее улучшить свое здоровье.

Томохиде".
Tags: книга людей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments