?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
2000
masyanya
nika_ru
Вообще я уже легла спать вместе с Юлькой, потому что сегодня утром с моим здоровьем было настолько хреново, что я всерьез настраивалась провести ближайшую неделю в больнице (и даже составила в уме список книжек, которые возьму туда с собой почитать). Но тут начала вспоминать, что было со мной в выданном мне olga_moskowska в рамках повествовательного флеш-моба 2000м году, и пошла включать компьютер.
О, 2000й год! 2000й год был прекрасен и удивителен, хотя, конечно, Ольга умудрилась выбрать единственный год, про который я вам не смогу рассказать ВСЕ, просто потому, что некоторые моменты добрая память услужливо вычеркнула, удалила, стерла, отформатировала.

2000й год прошел в рамках Года Плохой Девочки. В первом половине года я была совсем Плохая Девочка, во втором половине года Плохая Девочка сменила место тусовки и стала Плохая Девочка-Член Профкома-Редактор Газеты, но количество употрябляемых спиртных напитков от этого почему-то не уменьшилось. Впрочем, давайте обо всем по порядку.
2000й год - это был единственный год, когда Пинковский вел у нас зарубежку целый год. Пинковский - это практически Жаринов, только секс-символ (да простят меня те, кто считает Жаринова секс-символом). Даже если я ложилась спать в половине 4 утра, я приходила в субботу на первую пару к Пинковскому, чтобы жадно внимать лекциям о литературе Средних Веков и Возрождения. Песнь о Роланде, Декамерон, Шекспир (и так горячо любимые мною Буря и Зимняя сказка), в руках Мастера любая книга становилась лакомым куском. На первом же курсе Пинковский рассказал нам про "Имя розы" Умберто Эко, и обнаружив сию книгу в гостях у почти незнакомого человека, я выпросила ее чуть ли не на коленях и прочитала залпом. Что такое постмодернизм и с чем его едят, я узнала уже потом. Уже потом я прочитала Борхеса (без которого в Умберто Эко никуда) и многое-многое другое. Тогда это просто было фанатичное увлечение всем, о чем говорит Пинковский. В осеннем семестре литература была не менее прекрасна, я прочитала Фауста (и даже вторую часть), опоздала на семинар и небрежно бросила: "В этом вашем Фаусте без пол-литра не разберешься". - "А кто вам мешает разбираться хотя бы таким образом?" - парировал Пинковский.
В 2000м году в Америку уехала Дашка. Сначала она целый учебный год ныкалась по углам и таинственно пропадала на неделю, а потом в начале мая заявила, что на следующий учебный год едет в Америку. Если бы Дашка не уехала в Америку, я бы тоже, наверное, не поехала туда. Дашка как-то была моей путеводной звездой в этом. Без Дашки в университете стало грустно и когда Федя Мосолков подошел и предложил мне руку и сердце вступить в Профком и делать университетскую газету, я сказала ДАААААА! и понеслась моя профсоюзная жизнь, полная интриг, сплетней, ночных бдений в Ворде (да, мы делали газету в Ворде, я с тех пор могу там сделать практически все), дежурства на дискотеках, разговоров ни о чем и обо всем. Впрочем, запомнился 2000й год не этим.
Самое прекрасное, что было в 2000м году - это лето. У меня до сих пор есть 4 видеокассеты записей, которые называются "Лето наших надежд - 1, 2,3 и 4" соответственно. Я не могу пересматривать эти записи без смеха и слез: смеха от того, как здорово мы тогда провели лето, и слез от того, как далеко кажутся теперь эти дни. Это было что-то феерическое по полноте душевных ощущений, с того лета до сих пор осталось столько "А помнишь? А помнишь? А помнишь?", столько таких моментов, которые приятно вспомнить долгими зимними вечерами (вот таким, как сейчас, например).
С того лета сохранилось очень много фоток, но самые мои любимые - это фотки с аэровокзала. На каждой фотке - одна и та же компания на одном и том же месте, только с каждым разом на одного меньше.
В тот год мне исполнилось 18. До того, как мне исполнилось 18, мне казалось, что вот как только какой-нибудь молодой (или не очень) человек сделает мне предложение, я сразу же возоплю ДААААА и вцеплюсь в него мертвой хваткой. Мне как-то в голову не приходило, что предложение мне может сделать человек, к которому я никаких нежных чуйств не буду испытывать. Правда, надо сказать, даже в моих самых смелых мечтах не значилось, что первое в моей жизни предложение руки и сердца прозвучит в виде: "Ну хочешь, я сделаю тебе предложение?" Да, это все был 2000й год.
Я рассмеялась ему в лицо. Нет, мне не стыдно.
В 2000м году еще был жив магазин "КОД", в котором я проводила все свободное время в первой половине года (Эдик, kid_mag, превед!). В магазине "Код" все было прекрасно: и пиво, и мальчики, и разговоры за жизнь, и компьютеры. Как-то эти придурки разорвали шлейфы, чтобы сплести из них косички, а потом носились по магазину и мерялись, у кого красивее (КОСИЧКА!!!!). Почему-то запомнила это очень ярко, дурацкий какой-то момент.
Нет, это был не самый прекрасный год в моей жизни. Была очень серьезная ссора, последствия которой я расхлебывала еще несколько лет, пытаяясь все вернуть обратно. Было стыдно и было гадко. Было больно и было одиноко. Было грустно и были слезы.
Но вообще... если честно. Достойный был год. Есть что вспомнить.

Если кто-то еще вдруг не охвачен годами, а желает - милости просим в комменты. Если на вас вдруг нахлынули воспоминания о туманной юности, выплескивайте их туда же.
И вот теперь я действительно иду спать.

  • 1
здорово! очень интересно :)

У меня какой-то номер "Универа" (кажется, первый) до сих пор валяется, хотя я тогда в вузике уже не учился :)
А до меня была шикарная "Студенческая воля", которой Влад Иванов рулил. А при мне как-то не складывалось с университетской газетой. Несколько попыток закончилось неудачей. Мои статейки для одной из таких неудач, возможно, до сих пор где-нибудь в универских шкафах пылятся :)))

Ну если первый, то там наши фотки на обложке :)
Вообще попыток было несколько, но как-то все оно не складывалось.

№0
Фотки на обложке есть, ага :))

Люблю читать такие воспоминания. Интересно!

здорово
и.. знаешь , Вер
я вот читаю тебя
И ТАК ЖАЛЕЮ ЧТО Я НЕ ФИЛОЛОГ
каким то непостижимім образом и Єко и Борхес біли вібрані
безо всякого литературного гуру
я сейчас давлю в себе эту излишнюю книжность, эту тургеневскую девушку
оказалось - ни к чему(((

я тоже хочу какой-нибудь год, только я ничего не помню...

ну тогда давай какой-нибудь недавний год возьмем. 2003 например :)

Надо же... очень интересно! У меня тоже был такой год, с делит-делит-делит...

2000-й

(Anonymous)
Да уж. Хороший год был. И "КОД" хороший был. Послезавтра в МСК. Ромку, Петруччо и господина Пантона Калашнова просто боюсь вызванивать. Патамушта еще Андрюшка приедет. Капец командировке :)) И столько спиртного в МСК еще не завезли :)) Рад был тебя читать (ксати о друзьях - тоже читал). Жаль, редко.

Все Отенки Чёрного борозды не портят, а 77 - до сих пор любимое число :))
Всех благ!

  • 1