April 5th, 2007

default_snowing

Мир во всем мире

Летом после окончания 9-го класса я впервые попала в Интернет. Может быть, кто-нибудь другой и стал бы шляться по нему бездумно, но я сразу знала, куда я хочу пойти: я загрузила австралийский чат фанатов группы Queen и просидела в нем все лето. Думаю, единственная причина, по которой родители не стали сильно протестовать против моей уже тогда быстро прогрессирующей Интернет-зависимости, - это мое общение с носителями английского языка. Т.е. разговорная практика.
Впрочем, очень быстро оказалось, что я чуть ли не единственный человек в чате, который разговаривает там со всеми. Дело было как раз после очередной фанатской конвенции, где чатлане активно успели переспать друг с другом, поизменять женам, мужьям, переругаться, перессориться и много чего другого пере.. Взрослые дяди и тети долгими часами изливали мне свою душу, рассказывая о том, какие они замечательные и безгрешные, потом быстро прощались, завидев противника, и ретировались в недра Интернета.
Вот с тех самых пор в маленькой девочке Верочке живет мечта о мире во всем мире. Это глупая детская мечта, которая никогда не сбудется, я знаю. Но каждый раз, когда на моих глазах кто-то ссорится, когда я читаю всякие разборки, мне хочется спрятать в голову в песок и исчезнуть. Верните мне мой придуманный розовый мир, где все могут находить компромисс и вести вежливую дискуссию. Где дамы ходят под зонтиками, а джентельмены снимают шляпы, когда встречают их.
Жизнь все лечит (так ли это?), когда-нибудь я распрощаюсь с этой мечтой, когда-нибудь я пойму, что все хорошо никогда не бывает. Но пока мне приходится следовать только одному правилу: не вмешиваться. Пока я сладко сплю ночью, в мамском Интернете случаются такие разборки, что прочитать их полностью не представляется никакой возможности. Так, пару веток комментов, пожать плечами, закрыть. Сама я уже давно ни с кем не борюсь, мне просто жалко на это времени... пусть лучше у меня кружится голова от того, что Юлька водит меня по комнате кругами.
Я не могу сказать, что я совсем бесконфликтная, в годы туманной юности я могла спорить часами (Кстати, Кэт, где продолжение про Петю?). Ах, помню те золотые дни, когда мы в лицее изучали "Грозу" Островского, о, как я была красноречива! Мы с Надеждой Николаевной спорили до посинения, а под конец урока я выложила свой главный козырь, врученный мне собственным папой накануне: "Вообще-то я могу доказать, что у Катерины шизофрения. У меня тут есть список диагнозов". Класс грохает от смеха, Надежда Николаевна бледнеет, а у меня старательно подсчитано количество раз, которое Катерина говорит о собственной смерти.
В том же 10-ом классе после поездки класса на Снежку Надежда Николаевна запрет нас в аудитории, чтобы устроить морализаторские чтения. Я не была на Снежке, я к тому времени не выкурила ни одной сигареты, поэтому я бесстрашно бросаюсь в бой:
- Дети, это же лицемерие, вы не курите здесь в здании, а потом выходите за пределы лицея и курите!
- Вы хотите, чтобы они курили здесь, в здании?
Через час Серега Степаненко пожмет мне руку и скажет: "Спасибо, Верка!" Этим моментом своей биографии я до сих пор горжусь гораздо больше, чем золотой медалью.

Я ненавижу ругаться, я за мир во всем мире. Доктор, я знаю, что это не лечится... Скажите мне другое: Я ВЫЖИВУ?????
default_snowing

Все совпадения с реальными лицами не считаются!

Эта история произошла с моим папой. Однажды он звонил по телефону своей знакомой. К телефону подошла внучка знакомой (ей тогда было 3-4 года), которая как раз постигала основы телефонного этикета.
- Алло!
- Здравствуй, Настенька! - начал втирать к наивной девочке в доверие мой папа.
- Здравствуйте.
- А можно пригласить к телефону бабушку Машу?
- Нет, она занята.
- Что же делает бабушка Маша? - продолжал светскую беседу мой папа.
- Бабушка Маша какает, - доверчиво ответила девочка, они с папой попрощались и повесили трубку.

Бабушка Маша появилась на сцене ровно в тот момент, когда внучка рассказывала моему папе, чем она занимается. Бабушке Маше как раз должны были звонить из областной администрации. Как вы думаете, что думала бабушка Маша до тех пор, пока мой папа не перезвонил ей и не признался?